Популярная актриса Кристина Асмус после новости о разводе с Гариком Харламовым удивила фото, на котором позировала "без штанов" 

Каждое фото актрисы привлекает внимание пользователей социальной сети Инстаграм к себе. Причем довольно не редко данное внимание недоброжелательное - фанаты не скупятся на выражения и критикуют кадры Кристины даже там, где это неуместно. 

Сама Асмус на это никак не реагирует, но под ее постами продолжают появляться обидные и злостные комментарии. Под фото, на котором Кристина позировала на столе в одном бежевом боди, пользователи сети оставили несколько сотен разных комментариев. 

Актриса же просто рассказала о том, что ее друзья открыли танцевальный центр, в который она тоже мечтает однажды зайти в гости. Однако вид знаменитости в "невидимой" одежде сразу привлек к себе внимание: 

Популярные статьи сейчас

"А как тебе было ходить по ресторанам и судить?": поскандалившую с Кухар Фреймут припечатали на "Танцях з зірками"

С кем изменяли своим женам Харламов, братья Меладзе, Тарзан и другие звезды: фото разлучниц и подробности

Конфликт Фреймут с Ефросининой вышел на новый уровень, страсти на "Танцях з зірками" накаляются: "Маша как змея"

Бесстыжая «невеста» Харламова в бикини показала упругие формы со всех сторон: "Что ж ты делаешь-то?"

Показать еще

«Красотулечка!!!», «Как же быстро летит время», «Какие пальчики, мммм)», «Нога походу больше чем у Харламова», «Муж у неё дурак», «Вот это пальцы на ногах.....😳», «классная», «Какая вы милая девушка 😉🌹», «Красотка, просто идеальная))», «посмотрели "Текст".. А в сцене с*са Вы что себе ласкаете? Простите, но это какое-то подобие си*ек, не более)))», «45 размера ноги?», «Ножки просто супер!!!», «Скоро обратка к тебе вернется!», - пишут пользователи Инстаграм.

Отметим, после того, как актриса снялась в довольно неоднозначной сцене для взрослых в фильме «Текс» с имитацией полового акта, девушку массово травят в сети, поэтому под новым постом пользователи Инстаграм разошлись не на шутку.

Так, актриса ранее опубликовала у себя на странице черно-белое фото, на котором она стоит под душем без одежды. Она была развернута спиной, а по коже и волосам стекала вода. Кристина Асмус этот пост никак не подписала, просто поставила много хештегов, высмеивающих недоброжелателей.

«Очень красиво», «Да ладно, уже все видели, че руки держишь», «Хэштеги пушка👍😹💕», «Отмывание после Янковского)», «А тут вас хлором поливают? На лицо просто попадает 🤣», «Это фото действительно красивое и интересное», «Богиня красоты🔥», «"Что делает вторая рука"😂😂😂»,», «Хороша чертовка!!!! Так держать!!😁 А вот душик фиговый, стены мыть замаешься!!!», «Очень необычно красиво и по своему необычно здорово молодчинка».

Напомним, разрыв Харламова с Асмус получил неожиданный поворот: «Развелся ради этой…».

Как сообщала Politeka, Асмус застукали с красавчиком и кучей подарков после расставания с Харламовым.

Также Politeka писала, что Асмус после расставания с Харламовым раскрыла, как развлекается с коллегами в курилке.

admixerML.fn.push(function() { admixerML.defineSlot({z: 'c77fecf6-2ac9-46a6-a7a8-03546d99ebbd', ph: 'admixer_c77fecf62ac946a6a7a803546d99ebbd_zone_17512_sect_5048_site_4397', i: 'inv-nets', noBannerCallback: function () { admixerML.fn.push(function () { admixerML.display('admixer_c41b74c2059c4dc79622c5388ec479af_zone_17581_sect_5048_site_4397'); }); } }); admixerML.defineSlot({z: 'c41b74c2-059c-4dc7-9622-c5388ec479af', ph: 'admixer_c41b74c2059c4dc79622c5388ec479af_zone_17581_sect_5048_site_4397', i: 'inv-nets', renderedCallback: function(slot) { var height = (slot.items && parseInt(slot.items[0].height)) || slot.height; var fw = slot.ph.getElementsByTagName('iframe')[0].contentWindow; if (fw.player){ openFullVideo(fw.player, height); } else { var interval = setInterval(function(){ if (window.player) { clearInterval(interval); openFullVideo(window.player, height); } }, 16); admixerML.fn.push(function() { admixerML.defineSlot({z: 'c77fecf6-2ac9-46a6-a7a8-03546d99ebbd', ph: 'admixer_c77fecf62ac946a6a7a803546d99ebbd_zone_17512_sect_5048_site_4397', i: 'inv-nets', noBannerCallback: function () { admixerML.fn.push(function () { admixerML.display('admixer_c41b74c2059c4dc79622c5388ec479af_zone_17581_sect_5048_site_4397'); }); } }); admixerML.defineSlot({z: 'c41b74c2-059c-4dc7-9622-c5388ec479af', ph: 'admixer_c41b74c2059c4dc79622c5388ec479af_zone_17581_sect_5048_site_4397', i: 'inv-nets', renderedCallback: function(slot) { var height = (slot.items && parseInt(slot.items[0].height)) || slot.height; var fw = slot.ph.getElementsByTagName('iframe')[0].contentWindow; if (fw.player){ openFullVideo(fw.player, height); } else { var interval = setInterval(function(){ if (window.player) { clearInterval(interval); openFullVideo(window.player, height); } }, 16); admixerML.fn.push(function() { admixerML.defineSlot({z: 'c77fecf6-2ac9-46a6-a7a8-03546d99ebbd', ph: 'admixer_c77fecf62ac946a6a7a803546d99ebbd_zone_17512_sect_5048_site_4397', i: 'inv-nets', noBannerCallback: function () { admixerML.fn.push(function () { admixerML.display('admixer_c41b74c2059c4dc79622c5388ec479af_zone_17581_sect_5048_site_4397'); }); } }); admixerML.defineSlot({z: 'c41b74c2-059c-4dc7-9622-c5388ec479af', ph: 'admixer_c41b74c2059c4dc79622c5388ec479af_zone_17581_sect_5048_site_4397', i: 'inv-nets', renderedCallback: function(slot) { var height = (slot.items && parseInt(slot.items[0].height)) || slot.height; var fw = slot.ph.getElementsByTagName('iframe')[0].contentWindow; if (fw.player){ openFullVideo(fw.player, height); } else { var interval = setInterval(function(){ if (window.player) { clearInterval(interval); openFullVideo(window.player, height); } }, 16); admixerML.fn.push(function() { admixerML.defineSlot({z: 'c77fecf6-2ac9-46a6-a7a8-03546d99ebbd', ph: 'admixer_c77fecf62ac946a6a7a803546d99ebbd_zone_17512_sect_5048_site_4397', i: 'inv-nets', noBannerCallback: function () { admixerML.fn.push(function () { admixerML.display('admixer_c41b74c2059c4dc79622c5388ec479af_zone_17581_sect_5048_site_4397'); }); } }); admixerML.defineSlot({z: 'c41b74c2-059c-4dc7-9622-c5388ec479af', ph: 'admixer_c41b74c2059c4dc79622c5388ec479af_zone_17581_sect_5048_site_4397', i: 'inv-nets', renderedCallback: function(slot) { var height = (slot.items && parseInt(slot.items[0].height)) || slot.height; var fw = slot.ph.getElementsByTagName('iframe')[0].contentWindow; if (fw.player){ openFullVideo(fw.player, height); } else { var interval = setInterval(function(){ if (window.player) { clearInterval(interval); openFullVideo(window.player, height); } }, 16); admixerML.fn.push(function() { admixerML.defineSlot({z: 'c77fecf6-2ac9-46a6-a7a8-03546d99ebbd', ph: 'admixer_c77fecf62ac946a6a7a803546d99ebbd_zone_17512_sect_5048_site_4397', i: 'inv-nets', noBannerCallback: function () { admixerML.fn.push(function () { admixerML.display('admixer_c41b74c2059c4dc79622c5388ec479af_zone_17581_sect_5048_site_4397'); }); } }); admixerML.defineSlot({z: 'c41b74c2-059c-4dc7-9622-c5388ec479af', ph: 'admixer_c41b74c2059c4dc79622c5388ec479af_zone_17581_sect_5048_site_4397', i: 'inv-nets', renderedCallback: function(slot) { var height = (slot.items && parseInt(slot.items[0].height)) || slot.height; var fw = slot.ph.getElementsByTagName('iframe')[0].contentWindow; if (fw.player){ openFullVideo(fw.player, height); } else { var interval = setInterval(function(){ if (window.player) { clearInterval(interval); openFullVideo(window.player, height); } }, 16);